Финансово-экономический научный портал

ТАКЖЕ ПОСЕТИТЕ: Бизнес-статьи на английском языке

  РУБРИКАТОР:  Менеджмент   Брендинг   Маркетинг    Статистика   Бухучет   Эконометрика   Список всех 60 рубрик...



    

НОВЕЙШИЕ СТАТЬИ:

28 апреля 2007
Кадровое планирование: цели и задачи
АвторМаксим Ярмантович, рейтинг за сегодня - 106


27 апреля 2007
Условия, оказывающие влияние на управление персоналом
АвторМаксим Ярмантович, рейтинг за сегодня - 96


20 апреля 2007
Социальное партнерство
АвторКаверина Зинаида, рейтинг за сегодня - 87


20 апреля 2007
Управление персоналом
АвторКаверина Зинаида, рейтинг за сегодня - 94


27 марта 2007
Менеджмент - Системный подход к управлению операциями
АвторТесленко Валерий, рейтинг за сегодня - 69


26 марта 2007
Менеджмент - Управление конфликтной ситуацией
АвторНиконов Роман, рейтинг за сегодня - 84


20 марта 2007
МЕНЕДЖМЕНТ - Природа конфликта в организации
АвторМарк Захаров, рейтинг за сегодня - 57


16 марта 2007
МЕНЕДЖМЕНТ - Группы и их значимость
АвторМаксим Ярмантович, рейтинг за сегодня - 743


15 марта 2007
МЕНЕДЖМЕНТ - Власть, влияние, лидер
АвторМаксим Ярмантович, рейтинг за сегодня - 62


14 марта 2007
Централизованные и децентрализованные организации
АвторМаксим Ярмантович, рейтинг за сегодня - 64



Календарь \ в этом месяце:
Июль 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
 01
02030405060708
09101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 


СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


СХОЛАСТЫ И ФИЛОСОФЫ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА 7. Философы естественного права: анализ на основе естественного права в XVIII в. и впоследствии. Полусоциалисты

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 09 декабря 2004
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Статьи по экономике [Администратор]
АвторРУБРИКА: - Школы Средневековья



АВТОРУ: Дополнить публикациюАВТОРУ: Исправить публикациюАВТОРУ: Удалить публикацию

Шумпетер Й. А. История экономического анализа. Пер. с англ. под ред. В. С. Автономова. Т.1-3. "Экономическая школа". 2001.
СХОЛАСТЫ И ФИЛОСОФЫ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА
7. Философы естественного права: анализ на основе естественного права в XVIII в. и впоследствии
f) Полусоциалисты.
Мы уже говорили, что энциклопедисты в целом не были революционерами в политике. Не были они и социалистами. Эгалитаризм того времени - и нормативный и аналитический - предусматривал критику неравенства в распределении богатства (в особенности значительного неравенства). Мы находим ее у Гельвеция и многих других авторов. Очевидные слабости теорий естественного права на собственность, будь то в стиле Локка или в специальной форме, разработанной физиократами (см. ниже, глава 4), вызывали критику, которая иногда переходила со специфических аргументов в защиту собственности на собственность как таковую. Однако, хотя историк социалистических идей может составить длинный список социалистических, коммунистических и близких к коммунистическим публикаций, оказавших некоторое влияние на социализм XIX в., для историка экономической мысли в этом списке найдется мало интересного: он может спокойно солидаризироваться с мнением Карла Маркса о такого рода литературе. Следует лишь отметить, что социалисты и полусоциалисты, опровергая выводы, полученные методами естественного права из посылок естественного права, сами почти всегда использовали эти посылки и методы. Как приверженцы la raison сражались со схоластикой, заимствуя ее методы и результаты анализа, так и авторы-социалисты и полусоциалисты XVIII в. оставались по образу мыслей философами естественного права.
Концепции естественных законов и природных прав вполне могли служить противоположным практическим целям. В качестве примера приведем идеи Руссо, Бриссо, Морелли и Мабли. Для удобства мы добавим к этому перечню также Гудвина, представляющего собой совершенно иную фигуру. Его единственный вклад в экономический анализ будет, однако, рассмотрен впоследствии.
Ж.-Ж. Руссо (1712-1778), хотя он и восхвалял естественное состояние общества и равенство, трудно назвать социалистом. Он был типичным "полусоциалистом" в нашем понимании этого слова. Но его нельзя назвать и экономистом. Статья Руссо о политической экономии в "Энциклопедии" практически не имеет отношения к экономической науке. Его эссе о происхождении неравенства дает не слишком серьезное объяснение этого феномена. В особенности ошибочно, несмотря на схожесть фразеологии, считать Руссо физиократом или предшественником физиократов. Однако идеи, высказываемые им по экономическим вопросам, оказывали заметное влияние на общественное мнение.
Ж. П. Бриссо де Варвиль (1754-1793), политик-жирондист, казненный в 1793 г., - один из реформаторов уголовного права. Нас интересует его работа Recherches philosophiques sur le droit de propriйtй et sur le vol... ("Философские исследования о праве собственности и о краже..."; 1780). Это типично спекулятивное рассуждение в духе естественного права, что и помешало позднейшим критикам социологии и экономической науки разглядеть его серьезные достоинства. Автор пытался доказать, что права частной собственности не существует. При этом Бриссо, кажется, не был знаком ни с одним из реалистичных и поистине разрушительных аргументов, которые можно выдвинуть против его концепции. Главная идея книги, прославленная в XIX в. Прудоном, состоит в том, что собственность есть кража.
"Кодекс природы" Морелли (1755) содержит развернутую программу государственного коммунизма, имеющую ряд достоинств: он предлагает детальнейшие решения практических проблем структуры коммунистического общества и управления им, многие из которых без всякой ссылки на автора войдут в социалистическую литературу XIX в. и большинство из которых производят впечатление "исполнимых". В этой книге, насколько я знаю, впервые встречается та чаще подразумеваемая, чем открыто высказываемая идея, что все отклонения от нормального поведения, считающиеся аморальными, вызваны условиями жизни в капиталистическом обществе. Поскольку мы не можем двигаться глубже, укажем лишь, что эта книга, безусловно, принадлежит к философии естественного права: коммунизм со строгим государственным контролем есть форма существования общества, идеально соответствующая законам природы, выведенным разумом.
Габриаль Бонно де Мабли (1709-1785) никогда не был коммунистом, а последние годы жизни посвятил выработке практических программ, не выходящих за рамки обычных реформ, однако его следует все же причислить к коммунистам в самом строгом смысле слова, и поводом к тому служит его работа Doutes proposйs aux philosophes йconomistes sur l'ordre naturel et essentiel des sociйtйs politiques ("Сомнения, высказанные философам-экономистам по поводу естественного и необходимого порядка политических обществ"; 1768), содержащая тонкую критику не только теории частной собственности физиократов, но и самой частной собственности, которую автор считает несомненным злом. Хотя анализ Мабли односторонен и имеет еще ряд недостатков, это все же анализ фактов, а не просто рассуждения о правах. Теория, утверждающая, что собственность на землю есть причина всякого имущественного неравенства, - неоднократно повторенная в XIX в. и Ф. Оппенгеймером в XX в., - возможно, неверна, но это все же аналитический тезис или теория. К трудам упомянутых авторов, как и многих других, достаточно часто обращались как историки мысли, так и экономисты, интересовавшиеся этим предметом (см., например: Lichtenberger A. Le socialisme au XVIII siecle. 1895).
Идеи французских просветителей легко пересекли Ла-Манш, чему способствовали их английские - эмпиристские и ассоциативистские - корни. Намного выше общего уровня поднялась книга Уильяма Гудвина "Исследование политической справедливости" (Goodwin W. Enquiry Concerning Political Justice. 1793). Ее следует отнести к полусоциалистическим - и то лишь на том основании, что собственность на продукт чужого труда в принципе "несправедлива". Видимо, правы те, кто, исходя из крайней неприязни Гудвина к насилию и принуждению в любой форме, относит его к анархистам. Во всяком случае, идея о том, что человеческий разум изначально представляет собой чистый лист, заполняемый на основе опыта и под влиянием общественных институтов, никогда еще столь бескомпромиссно не ставилась на службу абсолютному эгалитаризму.
Критикуя Мальтуса, Гудвин проделал определенную аналитическую работу, но его собственная книга в сущности неаналитична и поэтому не поддается научной критике. Изложенное в ней кредо, "устойчивое" к воздействию каких-либо аргументов, в наше время насчитывает больше сторонников, чем когда-либо.