Финансово-экономический научный портал

ТАКЖЕ ПОСЕТИТЕ: Бизнес-статьи на английском языке

  РУБРИКАТОР:  Менеджмент   Брендинг   Маркетинг    Статистика   Бухучет   Эконометрика   Список всех 60 рубрик...



    

НОВЕЙШИЕ СТАТЬИ:

01 февраля 2007
Финансовая экономика - Финансы
АвторМаксим Ярмантович, рейтинг за сегодня - 8


24 января 2007
Финансовое планирование на предприятиях
АвторНегинский Олег, рейтинг за сегодня - 4


16 января 2007
СЛОВАРЬ ФИНАНСОВЫХ ТЕРМИНОВ
АвторЦымбат Татьяна, рейтинг за сегодня - 4


05 января 2007
ВИДЯПИНА В.И. - Финансовая политика
АвторМарк Захаров, рейтинг за сегодня - 4


04 января 2007
Финансовая экономика - Управление финансами
АвторТесленко Валерий, рейтинг за сегодня - 1


03 января 2007
Финансовая экономика - Формы безналичных расчетов
АвторТесленко Валерий, рейтинг за сегодня - 2


28 декабря 2006
Основы организации безналичных расчетов
АвторМедведева Валерия, рейтинг за сегодня - 2


26 декабря 2006
Финансовый аспект формирования и использования оборотных средств
АвторВасилевский Денис, рейтинг за сегодня - 348


08 ноября 2006
ВИДЯПИНА В.И. - Бюджетный дефицит, управление им
АвторСтатьи по экономике [Администратор], рейтинг за сегодня - 6


08 ноября 2006
ВИДЯПИНА В.И. - Доходы государственного бюджета
АвторСтатьи по экономике [Администратор], рейтинг за сегодня - 3



Календарь \ в этом месяце:
Июнь 2018
ПнВтСрЧтПтСбВс
 010203
04050607080910
11121314151617
18192021222324
252627282930 


СПОНСОРЫ РУБРИКИ:


СХОЛАСТЫ И ФИЛОСОФЫ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА 5. Концепция естественного права Аналитическая концепция

АвторДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 09 декабря 2004
АвторОПУБЛИКОВАЛ: Статьи по экономике [Администратор]
АвторРУБРИКА: - Школы Средневековья



АВТОРУ: Дополнить публикациюАВТОРУ: Исправить публикациюАВТОРУ: Удалить публикацию

Шумпетер Й. А. История экономического анализа. Пер. с англ. под ред. В. С. Автономова. Т.1-3. "Экономическая школа". 2001.
СХОЛАСТЫ И ФИЛОСОФЫ ЕСТЕСТВЕННОГО ПРАВА
5. Концепция естественного права
b) Аналитическая концепция.
До сих пор мы рассматривали развитие концепции естественного права в области этики и права, или, что то же самое, естественное право как источник моральных и правовых императивов. После всего сказанного выше мы можем легко перейти к роли этой концепции в научном анализе. Для этого нам достаточно просто обобщить выводы, сделанные по поводу теории процента. Прежде всего зададим вопрос: почему Аристотель называл некоторые формы поведения "естественно-справедливыми" в узком смысле этого слова? Очевидно, потому, что эти формы поведения были, с его точки зрения, необходимы для выживания любого животного.
Аналогичный ответ справедлив и в случае, когда понятие "естественно-справедливое" употребляется в более широком смысле - как соответствующее общественной необходимости в данных исторических условиях. Поэтому, для того чтобы определить, что является естественно-справедливым в каждом конкретном случае, надо прежде всего проанализировать эти условия. Обобщения, к которым мы таким образом придем, можно назвать аналитической концепцией естественного права: нормативное естественное право предполагает объясняющее естественное право. Первое представляет собой не более чем ценностные суждения относительно фактов и взаимосвязей, раскрытых последним. Разница между ними и в теории, и на практике столь же очевидна, как разница между ценностными суждениями и аналитическими положениями любого экономиста. Например, у А. Смита была своя теория заработной платы, состоящая из изложения фактов и полученных на их основе выводов. Но, кроме того, он утверждал ("Богатство народов", кн. 1, гл. VIII), что "продукт труда составляет естественное вознаграждение за труд, или его заработную плату". Поскольку под продуктом труда он в данном случае он понимает весь продукт и показывает, что в нормальных условиях заработная плата меньше этой величины, то очевидно, что здесь мы имеем дело с положением естественного права в его философском смысле, т. е. с ценностным суждением. Если нас интересует только научный анализ, мы вправе проигнорировать этот тезис. Другой пример - современный экономист, анализирующий феномен ценовой дискриминации и одновременно осуждающий его. Если он называет ценовую дискриминацию несправедливой, значит, он, как и схоласты, исходит из требований естественного права. Если он одобряет закон Робинсона-Пэтмена, запрещающий дискриминацию, он поступает так же, как схоласты, которые сказали бы, что этот закон имеет силу, поскольку отвечает требованиям естественного права. Мы имеем право назвать это или любое другое ценностное суждение ненаучным или вненаучным, но не следует выплескивать аналитического "ребенка" вместе с философской "водой". А ведь именно это делают те, кто пренебрегает экономическими теориями ученых-схоластов и их последователей-мирян, ограничиваясь указанием на их связь с системой моральных и правовых императивов, т. е. пренебрегает естественным правом в аналитическом смысле из-за его связи с системой естественного права в нормативном смысле.
Основное возражение против юриспруденции и экономической науки, основанных на естественном праве, которое выдвинули представители исторической школы, было несколько иным: естественное право осуждалось за его якобы существующий отрыв от исторической реальности. Мы уже убедились, что такое обвинение нельзя предъявлять ученым-схоластам, которые всегда подчеркивали исторически преходящий характер общественных явлений. Более обоснованным оно представляется применительно к их последователям. Но следует отметить, что в любом случае это возражение касается только употребления концепции естественного права, а не самой концепции. Любую концепцию можно использовать не по назначению. Более того, любая теория может быть неадекватной и просто неверной, если, например, она настаивает, что ее положения обладают большей применимостью, чем это есть на самом деле (в качестве примера приведу концепцию droits de l'homme - "прав человека"). Но неадекватная и даже неверная теория все же остается научной. С другой стороны, мы должны отдавать себе отчет в том, что претензии некоторых правовых программ XVIII в. на абсолютную применимость независимо от времени и места вызвали массу заблуждений относительно подлинной природы анализа на основе естественного права.
Я уже говорил, что общественные науки открыли себя через концепцию естественного права. Наиболее убедительно это можно показать на примере определения естественного права Молины (через "природу дела" - rei natura). В этом смысле идеал естественного права есть открытие того, что данная общественная ситуация предопределяет (в наиболее благоприятном случае - однозначно) некоторую последовательность событий, логически непротиворечивый процесс или состояние (или предопределяла бы в отсутствие какого-либо внешнего вмешательства). Это сказано современным языком, но понятие о справедливости у ученых-схоластов вполне позволяет приписать им эту идею, хотя и в зачаточной форме. Фома Аквинский пояснял это (Аристотелево) понятие, ассоциируя слово "справедливость" с приспособлением, а слово "справедливый" с результатом приспособления. 51 Справедливое - это то, что приспособлено и, значит, соответствует, - но чему? Единственный ответ, который мы можем дать, исходя из концепции Молины о "природе дела", гласит: определенному общественному образцу, требованиям общего блага или общественной целесообразности. Отсюда отождествление справедливого и естественного, с одной стороны, и естественного и нормального - с другой. 52
Отсюда та легкость, с которой наши предшественники переходили от нормативной доктрины к аналитической теореме и обратно и с которой мы можем перейти от их справедливой цены к цене краткосрочного и долгосрочного равновесия в условиях конкуренции. Отсюда, наконец, и связь (хотя и не тождество), которая существовала у них между оправданием и объяснением. Следовательно, мы не отрицаем, что исторически современная экономическая наука восходит к трудам средневековых схоластов, как утверждают ее критики, но в отличие от них мы не видим в этом ничего зазорного. 53

--------------------------------------------------------------------------------

51 <В латинском и некоторых западноевропейских языках эти слова одного корня (например, англ.: justice - adjustment, just - adjusted)>.
52 Это отождествление ("естественный" в смысле "нормальный" и "естественный" в смысле "справедливый") объясняет, почему так долго - почти до Маршалла - термин "естественный" употреблялся в значении "нормальный", а с другой стороны, некоторые философы говорили о "естественных свободах", имея в виду "справедливость". Но это еще не все. Сделанная нами только что оговорка об отсутствии внешнего вмешательства придает несколько иной смысл словосочетаниям "естественная цена", "естественная заработная плата" и т. д. В этих выражениях слово "естественный" означает, что мы исследуем процесс, как он протекал бы сам по себе. Разумеется, нелепо искать влияние философии естественного права повсюду, где употребляется слово "естественный" (например, "естественно" в смысле "очевидно"). Когда мы говорим, что человек "естественно" обиделся, когда его назвали дураком, это вовсе не говорит о нашей приверженности какой-либо философии. Нелишним будет добавить, что термин "нормальный" следует понимать не в статистическом смысле, а в том, в котором мы говорим, например, о нормальном зрении. Физиолог, исходя из своего знания "природы дела", т. е. в данном случае строения человеческого глаза, может прийти к понятию "нормального", существенно отличающемуся от средних показателей остроты зрения, полученных в результате обследования населения.
53 Некоторые историки полагали, что нормативный элемент приобрел такое большое значение в силу его теологической природы. Это утверждалось даже применительно к физиократам (см. ниже, глава 4, 3). Но это очередная ошибка. Схоластический порядок вещей (и в природе, и в обществе) в рамках схоластической теологии совершенно автономен. Влияние теологии - помимо этических императивов - проявляется лишь в трактовке чудес и сотворения мира. Все другие аспкты этого порядка должны быть познаны человеческим разумом. Естественно, при этом разум анализирует не что иное, как Божьи творения. Но поскольку Божий план в любом случае включает и некоторое количество "зла", то даже ценностные суждения не испытывают серьезных ограничений со стороны теологии, а уж анализ совершенно от них свободен. В следующем параграфе мы рассмотрим противоположную ошибку интерпретации.